Задать вопрос или отправить сообщение
Мы свяжемся с вами в ближайшее время
*Поля обязательные к заполнению
26.12.2018. МНЕНИЯ

Sudbury Valley School.
Эссе о жизни демократической школы
Часть 1

Недавно приобрел книгу "Glimpses", изданную Sudbury Valley School Press. Книга призвана дать общее представление о модели Садбери. Она содержит эссе, опубликованные в блогах сотрудников и родителей учеников. Эссе разбиты на тематические группы ("Независимость", "Равенство", "Уважение" и т.п.). Эти группы отражают ценности, которые разделяют члены демократического сообщества. Далее привожу перевод одного эссе из раздела "Autonomy" ("Независимость").

Ильяс Асадуллин
Преподаватель истории и географии
Профиль педагога в Фейсбук
эссе
Оставьте их в покое
Дана Ортегон
- Я никогда не думала, что катание на лыжах станет проверкой на прочность для моей преданности модели Садбери. Однако, так оно и случилось.
Каждую зиму школа предлагает две программы, связанные с катанием на лыжах. Ученики от восьми лет могут записаться, чтобы ходить на гору Вочусет раз в неделю на протяжении шести недель. Каждый вторник два автобуса, наполненных детьми, отправляются на склон, где детей ждут лыжи, яблочный сок и битвы в снежки. Как только тебе покорилась вершина Вочусета, ты имеешь право отправиться в недельную поездку на Сандей Ривер.

В год, когда моему сыну исполнилось восемь, я терпеливо ожидала появления дома лыжной регистрационной формы и бланка разрешения. Родители его друзей написали мне электронное письмо, интересуясь, собирается ли он ехать.
- Итак, ты поедешь? - спросила его я.
- Не в этом году, - ответил он.
- Почему? - спросила я, притворяясь, что его ответ меня не волнует.
Оказалось, что его лучший друг, который был на год младше, не мог поехать, поэтому он не хотел. К моему ужасу я, обычно выбирающая стратегию невмешательства, позволяющая ребенку идти, куда он хочет, почувствовала разочарование и раздражение.
В то же время, моя дочь каждый вечер плакала, потому что еще два года осталось до того момента, когда она сможет принять участие в катании, а все ее друзья собираются исчезнуть на целых шесть вторников.
Майкл рассмеялся и сказал мне, что подкуп Калеба, по его мнению, был бы самой худшей вещью, которую я могу сделать. Если заставить его кататься до того, как он сам захочет это делать, он, наверняка, ужасно проведет время и никогда в жизни снова не встанет на лыжи.
Переносимся на год вперед. Время лыж приближается. Бланки и формы не появляются.
- Итак, ты собираешься на Вочусет в этом году, правда?
- Не… Может быть в следующем году.
- Но разве Лафбокс не едет?
- Едет. Я, просто, мне не хочется. Может, захочу в следующем году.

На следующее утро я завозила в школу какие-то документы и столкнулась с Майклом. Он помогает организовывать лыжные выезды и ездит с детьми в качестве сопровождающего. Я сказала ему, полушутя, что я отчаялась заставить Калеба попробовать катание на лыжах и раздумываю над тем, чтобы подкупить его компьютерной игрой.
Майкл рассмеялся и сказал мне, что подкуп Калеба, по его мнению, был бы самой худшей вещью, которую я могу сделать. Если заставить его кататься до того, как он сам захочет это делать, он, наверняка, ужасно проведет время и никогда в жизни снова не встанет на лыжи. К чему спешка? Мне следует отойти в сторону и позволить ему прийти к этому, когда он будет готов.
Было не просто принять совет Майкла. Я знала, что Калебу понравятся лыжи, если он попробует. Я чувствовала осуждение со стороны друзей и семьи, которые говорили что-то вроде: «Иногда надо просто настоять на своем». Я боролась с собственным разочарованием и следующим за ним чувством вины. Его источник – то, что в этой ситуации, я была готова применить тот же коварный, низкопробный метод принуждения, который я считала предосудительным, если дело касалось вещей вроде изучения деления в столбик и заучивания столиц штатов.

Когда я осознала это, проблема перестала существовать. И – не поверите – на следующей год, когда его сестра наконец достигла того возраста, когда можно кататься, он решил, что он тоже попробует. Не скажу, что мы обошлись без тревожных моментов – после того, как деньги были уплачены и не осталось возможности их вернуть. Но он отправился в поездку.
Понравилось ли ему? Да! Даже несмотря на то, что все его друзья были более опытны и ему пришлось большую часть времени кататься со своей младшей сестрой. Даже несмотря на то, что ему пришлось тратить час или два каждую неделю, чтобы научиться торможению. Даже несмотря на то, что он не покорил вершину к второй неделе. Я была поражена его готовностью терпеть дискомфорт, смущение и физическую боль.

Я была поражена еще больше, когда сама в первый раз встала на лыжи в этом марте. Несмотря на надежды, что на склоне сразу раскроется мой прирожденный талант, я чувствовала себя неловкой, неуклюжей и видела, что даже младенцы катаются лучше меня. Хуже всего то, что, летя вниз со склона, я упала, а поднял меня на ноги случайный подросток.

Иначе говоря, овладение лыжами связано с некоторыми неудобствами. Когда Калебу было восемь, уровень его терпения был примерно равен нулю. В 11 лет он был полностью заинтересован в том, чтобы учиться, несмотря на любые сложности. Когда он решил, что хочет съехать с вершины Вочусета в этом году, чтобы в следующем отправиться на Сандей Ривер, его было не остановить.
Поэтому, когда у меня в следующий раз появится желание подтолкнуть моих детей в том или ином направлении, я постараюсь вспомнить мудрые слова Майкла и оставлю их в покое.

Made on
Tilda