Задать вопрос или отправить сообщение
Мы свяжемся с вами в ближайшее время
*Поля обязательные к заполнению
24.05.2018. МНЕНИЯ

Почему учеба – не детская работа

Многие родители аргументируют необходимость детям ходить в школу тем, что учеба — это детская работа. Обосновано ли это утверждение, и к чему приводит такая установка? Попробуем поразмыслить.

Лика Крючкова
Директор по развитию школы НОС
Часто ребенку объясняют необходимость ходить в школу в течение 11 лет как его обязанность, вроде как у меня есть работа, а у тебя – учеба в школе.
Со взрослой работой схема выглядит примерно так. Заказчик – создатель бизнеса. Он же определяет цель предприятия. Сотрудник – исполнитель. Объект деятельности – сам бизнес-проект. Сотрудник мотивирован на работу над целью, но в любой момент может выйти из процесса, если мотивация потеряна.

Самый незамысловатый вариант мотивации – ради самообеспечения. Но если бы он был единственным, я бы работала уборщицей у соседей – на еду-жилье хватило бы. На самом деле, работая, я реализую множество своих целей.
Работа помогает нам закрывать всю пирамиду личных потребностей:

  • мы повышаем свой статус,
  • узнаем и обучаемся новому,
  • общаемся,
  • строим отношения с людьми,
  • выполняем материальные цели, зарабатывая деньги на новый уровень комфорта,
  • или нарабатываем связи для открытия своего бизнеса, построения карьеры.
Если вам очень повезло с работой, как в моем случае, вы еще и созидаете что-то, меняющее мир.
— Лика Крючкова, везучий директор по развитию НОСа
Как смотрит на собственное обучение взрослый
Давайте попробуем посмотреть на учебу ребенка как на его работу с точки зрения целей. Очевидно, что в большинстве случаев ребенок не заказчик образовательной услуги, как это бывает со взрослыми. Если я пойду учиться, то цель буду себе ставить сама, а часто и выбирать способ обучения.

К примеру, я поставлю тебе цель получить представление о теориях детской возрастной психологии. Мне это необходимо, чтобы понимать, как можно улучшить построение учебного процесса в школе, где я работаю. Это интересно мне и из личного мотива – я мама, и дома сталкиваюсь с возрастными особенностями развития моих сыновей, которые мне бы хотелось лучше понимать, чтобы выстраивать с ними отношения. Я детализирую цель и способ – мне важно получить представление о максимально большом количестве теорий, чтобы вынести более полное представление о теме. Мне важно, чтобы эта задача отняла бы у меня не больше 30 часов. Я предпочту обучение вживую и с интерактивом, так как плохо усваиваю информацию, если нет взаимодействия и моего действия. Исходя из этих данных я выберу способ обучения и поставщика образовательных услуг.

В этом случае я являюсь объектом проекта и его заказчиком. И нанимаю исполнителя – образовательный центр.
Что происходит, когда за ребенка выбирают образовательные цели
В случае с обучением ребенка ситуация кардинально отличается. Оговорю, что речь о детях до 12-16 лет. Старшие дети уже достаточно много знают о себе и устройстве мира, чтобы стать заказчиками собственного обучения.

Но когда ребенок еще не может взять на себя роль заказчика, или ему не позволяет этого образ жизни семьи и традиции общества, тогда основным заказчиком образования ребенка выступит государство (в случае общеобразовательной государственной школы) или семья (в домашнем образовании и в частных школах). Если вернуться к аналогии со взрослой работой, топ-менеджером ребенка в этой системе является родитель, и тут есть еще одна, особая, деталь. Ребенок в такой системе является не только исполнителем, но и объектом проекта.

И сразу встает вопрос, который, как ни странно, редко задают себе родители. Какова цель обучения ребенка? Что я, как заказчик, хочу получить на выходе? Первая же сложность ситуации в том, что я не знаю, кем должен стать мой ребенок. По современным представлениям именно ребенок должен выбрать профессию, а сделать это в 3, 7, 12 лет он чаще всего не может.
Тогда, возможно, я поставлю своей целью создать некую базу, фундамент, полуфабрикат. Правда, к чему полуфабрикат? Из мясного фарша не выйдет яблочный пирог. Какого взрослого сына я хочу – послушного или инициативного, общительного или способного работать круглые сутки, логически мыслящего, интуита, стратега?
Допустим, что решение сформировано, я решила, что из ребенка следует сделать послушного инициативного лидера с широким кругозором и энциклопедическими знаниями. Я подыскиваю исполнителя на эту цель, что, конечно, очень непросто с учетом сложности проекта – проект длиной в 10-15 лет, реализуемый силами целой команды, с изменяющейся траекторией, а возможно и с заменой цели!

Вопрос – какая мотивация может возникнуть у основного исполнителя по проекту, у ребенка? Особенно когда он слишком мал для целенаправленной деятельности, особенно, когда целью является некая перфекционистская модель его самого, над которой трудятся чужие ему люди, педагоги, выбирая подчас замысловатые и недоступные пониманию ребенка способы.
Как мама я знаю только один ответ – мой сын уже есть, и он такой, какой он есть. И будет странно из тихого мечтателя растить президента.
Как избежать проблем с мотивацией
По моему мнению, единственный способ избежать проблем с мотивацией ребенка – это перестать видеть в нем объект. Если родитель как заказчик выбирает единственной целью поддержать способности ребенка, таким образом изымая ребенка из позиции объекта собственного обучения, передвигая его на роль заказчика и соисполнителя проекта, тогда система выравнивается.

В ней тоже есть непростые задачи, одна из которых – построение партнерских отношений между ребенком и помогающими ему взрослыми, однако она выглядит уже исполнимой и наполненной смыслом для самого ребенка.
Made on
Tilda