Задать вопрос или отправить сообщение
Мы свяжемся с вами в ближайшее время
*Поля обязательные к заполнению
05.03.2018. МНЕНИЯ

Как работают школы модели Sudbury Valley School. Мнение учителей, учеников и родителей.
Часть 1


Данная статья посвящена месту классических школьных уроков в их образовательной модели.
Ильяс Асадулин переводит серию интервью, посвященную функционированию модели школы долины Садбери (Sudbury Valley School). В качестве респондентов выступают сотрудники и ученики демократических школ из США, Австралии и Израиля. Освещено большинство вопросов, которые возникают при взаимодействии с этой образовательной моделью.

Ильяс Асадуллин
Преподаватель истории и географии
Профиль педагога в Фейсбук

Альтернативное образование изнутри.

Как приобретаются "базовые навыки чтения, письма и счета"? Какова роль сотрудников проекта? Как работают демократические институты в школе? Как происходит адаптация новых детей к условиям школ Садбери?
Энтони Бюрик
сотрудник Diablo Valley School
Организация уроков в нашей школе – это формализованный процесс. Есть лист бумаги, на котором ты пишешь: меня интересует такой-то предмет, и я хочу выяснить, интересует ли еще кого-то этот предмет – таким образом ты можешь найти несколько других учеников. Да, конечно, я хочу изучать арифметику/хочу изучать искусства и ремесла, хочу научиться готовить – что угодно. Ты можешь организовать класс, найти сотрудника, который является экспертом в этой области, или другого студента, который разбирается в предмете. Возможно, тебе придется найти кого-то за пределами школы. После этого ты организуешь занятие.
Дэвид Шнайдер-Джозеф, 19 лет
учился в Sudbery Valley school, выпускник Greenwood Sudbery School
В целом это [посещение уроков] не то, как люди тратят значительную часть времени. Я посещал, думаю, один урок в день, когда я был в Садбери Велли – лекции по истории, которые регулярно читал один из сотрудников. И, знаете, было множество других групп, которые кто угодно мог организовать для любой цели. Даже занятия искусством редко принимали форму традиционных классных уроков с тестами и оценками – на самом деле, такого никогда не случалось. Но бывало, что один человек читал лекцию, а другие люди задавали вопросы, или это могла быть просто неформальная дискуссия.
Энтони Бюрик
сотрудник Diablo Valley School
В нашей школе уроки не составляют большую часть школьной жизни. В этом году у нас было около 4-5 классов, которые встречались достаточно часто – не на протяжении всего учебного года, но на каких-то отдельных отрезках этого учебного года. И в нашей школе это достаточно новая вещь. Я думаю, что наши дети, в нашем сообществе, предпочитают неформальное обучение – в широком смысле этого слова. Они всегда учились неформально – либо изучая что-то самостоятельно, либо со своими друзьями, или один на один с сотрудником. И в этом предстоящем учебном году, возможно, у нас будет больше классов, чем в прошлом. Может быть уроки – это часть развития Школы Садбери, особый компонент этого развития. И, возможно, если вы попадете в другую Школу Садбери, у них будут классы все время. Но это то, что решила делать эта школа. Это тот путь, которым они хотят учиться, которым дети хотят учиться – и тогда они организуют множество уроков, и дети участвуют в этих занятиях все время.
Кэсси Бредфорд, 10 лет
ученица Prairie Sage Sudbury School
Такое случается. Есть одна девочка… Как правило это происходит один на один… У нас есть гончарный класс (сотрудник организовал его), математика с деньгами и еще художественный класс, но организаторы – сотрудники. Это то, что они любят делать.
Энтони Бюрик
Я думаю, детям важно осознать или знать, что классы – это возможность. Многие наши дети приходят из общеобразовательных школ (public schools), традиционных школ. И конечно, они все время на занятиях, весь день – это уроки. И они приходят в школу вроде нашей и они взволнованы, потому что им больше не надо ходить на занятия […] Но по крайней мере они знают, что, даже если нет ни одного занятия вокруг, они могут сами организовать его. И я думаю, это важное чувство для них, это хорошая мотивация для них, они знают, что если их что-то по-настоящему интересует, если я хочу узнать о математике, о работе с деревом, то я могу сделать это сам. И я думаю, это очень важное чувство – вместо того, чтобы следовать за остальными я могу делать то, что я хочу делать. Если я хочу организовать класс, я могу это сделать, и если люди захотят присоединиться – то замечательно. И если я смогу привлечь к этому сотрудника, чтобы он помог, это тоже замечательно.
Бен Шеппард, 17 лет
Booroobin Sudbury School
Когда я понял, что мне нужно знать математику [невнятно] один на один, я и сотрудник [невнятно]
Если признать, что неформальное обучение имеет не меньшую ценность, чем посещение уроков, то в школе Садбери ученик и его семья будут удовлетворены тем, что происходит.
— Энтони Бюрик, сотрудник Diablo Valley School
Энтони Бюрик
Я думаю, что в идеальной Школе Садбери, дети постоянно организуют уроки. Один ученик или группа учеников говорят: я хочу изучить такой-то предмет, поэтому я организую урок.
Эвелин Хардести
мама учеников Diablo Valley School
В этом году моя дочь инициировала два цикла занятий. Она вывесила регистрационную форму, увидела, какие студенты заинтересованы, и организовала занятия – в одном случае с сотрудником, в другом – с музыкантом, который играет в нашей церкви – он пришел, чтобы давать уроки гитары. И когда я увидела это, я подумала: боже, я не могла представить себе, что она делает что-то подобное, когда она ходила в общеобразовательную школу.
Энтони Бюрик

Иногда в школе происходят обсуждения на разные темы: за ланчем, или после собрания, или снаружи – на игровой площадке. Обсуждается конкретный предмет. И из этого обсуждения – возможно, сотрудник был участником этого обсуждения – может родиться урок. Вы можете посмотреть на эту ситуацию и сказать, что здесь не ребенок, а взрослый предпринимает шаги для того, чтобы организовать что-то. И я скажу: да, это нормально. Был разговор между студентом и сотрудником, или группой студентов и сотрудником, или группой сотрудников и студентом, и из этого родился класс.
Руми Питтман
сотрудник Fairhaven School

В этом году много людей проводят уроки. Я провожу почти половину своего времени – возможно треть – преподавая в урочном формате. Но я работаю так, пожалуй, больше, чем кто-либо еще. Обычно люди тратят на это около 20% своего времени. Еще это зависит от того, что определять как урок: есть формально организованные ситуации, когда ученик подходит к тебе и говорит: «я хочу изучать что-то», «я хочу изучать историю» - и ты садишься с ним и проводишь урок по истории, но бывают случаи, когда я работаю на компьютере и пятилетний ребенок забирается ко мне на колени и говорит: «я знаю как читать» [и читает какое-то слово, а респондент показывает ему другое слово из текста и говорит, как оно читается]. И у нас происходит небольшой диалог о чтении, и она узнает, несколько новых слов, звучание нескольких новых звуков – и потом ей становится скучно – она соскакивает с моих коленей и уходит. И что можно сказать, что у нас был урок чтения? (смеется) Она научилась чему-то, я показала ей что-то, но это не было занятие по формальной договоренности.
Гейл Фридман
сотрудник Fairhaven School

(продолжая высказывание предыдущего спикера) Я думаю, что такое происходит намного чаще, чем формальные уроки, это такая органическая часть жизни школы: ты можешь быть где угодно, и это приведет к какому-то «обучающему» или «учебному моменту». Иногда это происходит в процессе разговора, иногда – когда я в комнате искусств, и кто-то говорит: я воспользуюсь этой пилой. Но он никогда не использовал эту пилу раньше, поэтому нам стоит организовать «обучающий момент» там.
Энтони Бюрик
Люди, которые приходят в нашу школу, не убеждены, что вокруг будет много урочных занятий. Им нравится идея, что ты можешь организовать урок, можешь сформировать группу, и посещать этот урок одну неделю/месяц/год или так долго, пока ученикам и сотрудникам это не надоест. Или ученикам и учителям, учителем может быть сотрудник или другой ученик. Опять же потому что люди приравнивают уроки к учебе: ученик учится пока он посещает уроки, а если он не делает этого, то он не учится. И я уже упоминал, что в нашей школе неформальное обучение составляет большую часть обучения. Если признать, что неформальное обучение имеет не меньшую ценность, чем посещение уроков, то в школе Садбери ученик и его семья будут удовлетворены тем, что происходит.
Вся серия интервью - https://www.youtube.com/playlist?list=PLBC7021B61C3B4E88.
Made on
Tilda